Янка

Яна Станиславовна Дягилева, известная всем больше как Янка, родилась в Новосибирске 4 сентября 1966 года. Родилась в простой семье с достатком ниже среднего. Отец, Станислав Иванович, по профессии теплоэнергетик, а мать, Галина Дементьевна - инженер промышленной вентиляции. Семья жила в деревянном одноэтажном доме (занимая его часть площадью 14 кв.м.) по адресу Ядринцевская, 61. Во время учебы Янки в школе родители заметили ее склонность к стихосложению, да и к искусству вообще. Уже тогда она писала стихи, которые, вероятно, не сохранились. Увлекалась рок-музыкой, тусовалась в Новосибирских рок-кругах. Отец хотел, чтобы после окончания школы Яна поступила в институт культуры, но ее собственный выбор был совсем другой (по другим сведениям свою роль сыграло желание матери). Она поступила в Новосибирский институт инженеров водного транспорта (профилирующийся по строительству объектов водоснабжения). Там она стала членом ансамбля политической песни. С этим ансамблем она объездила с концертами всю область. Это был ее первый концертный опыт. Увлечения той поры - английская поэзия, гитара, песни БГ и Бичевской. Путешествовала автостопом по стране, посещала различные рок-мероприятия, в том числе в Москве и Питере. Только тогда еще Янка никому не была известна. Первые известные стихи датируются 85-м годом.

Осенью 1985 года на одном из Новосибирских квартирников познакомилась с Александром Башлачевым. Незадолго до того (в 1983 г.) Саша закончил журфак Уральского университета (г. Свердловск), а осенью 1984 года, как известно, А.К.Троицкий помог ему перебраться в Москву.Сама Янка тогда еще стеснялась выступать со своими песнями, изредка пела их только в узком кругу, для нескольких подружек-хиппи - однокурсниц, близких друзей. Янка произвела огромное впечатление на Сашу, вскоре после встречи с ней в разговоре с ее отцом он сказал: "Ваша дочь знает о жизни гораздо больше, чем вы можете подумать…". Видимо, после этих бесед Янка стала более серьезно относиться к своим стихам, многие из них оформила в качестве песен. Беседа с СашБашем изменила и отношение отца к творчеству дочери. Но пока что, в 1985-1986 она все еще не решается выйти со своими песнями на сцену.

Янка была знакома и с Дмитрием Ревякиным, даже стала соавтором текста песни "Надо Было", которая исполнялась на концертах. Янка часто приходила на репетиции группы, и однажды принесла текст песни. Она сразу всем понравилась, немного изменили, подправили, и получилось то, что мы можем теперь слышать. Но дальнейшего развития этот творческий союз не получил.

В 1986 году, после 6-ти летней болезни умирает мать Янки. Это было большим потрясением для Янки. Возможно, именно это ее состояние плюс последовавшее вскоре знакомство с Егором Летовым и привело к тому, что спустя 2,5 года после начала учебы Янка оставила институт. С Егором она встретилась впервые в апреле 1987 года на 1-ом Новосибирском рок-фестивале. Сразу после этого фестиваля, ставшего переломным в жизни Янки, Дима Кузьмин, Янка, Ира Летяева, Костя Рублев, Женя Данилов и другие новосибирцы поехали в Омск, где Янка знакомится с товарищами Егора по группе Гражданская Оборона и другими Омскими рокерами. Летом и осенью этого года путешествовала по стране автостопом вместе с Егором Летовым, скрывавшимся от преследования властей. При любых возможностях давали концерты. В отличие от Янки, Егор всегда считал, что любое творчество должно быть обнародовано, записывал бесчисленное количество альбомов и бутлегов, включая в них все, даже неудачные свои творения. Дошло до того, что в дискографии путаются теперь даже искушенные поклонники Летова. Одержимый собственной популярностью в неформльных кругах, уверенностью в своей гениальности, Егор пытается расшевелить и Янку, вытащить ее на публику, убеждает в необходиости петь свои песни людям.

Выступая на квартирниках, тусовках. Янка видит, что ее песни действительно находят живой отклик у слушателей, нравятся людям. Приходит уверенность в собственных силах. В период 1987-1988 гг. Янкой написано больше всего из известных стихов и песен. Янка мечтает о создании собственной группы. Но за неимением таковой, в 1987 же году предпринимает попытку стать басисткой в ГО. Что-то не сложилось. Наверное, к лучшему. Похоже, что в этом качестве Янка так ни разу и не выступила - все осталось на уровне прожектов. Однако Янка и Егор вместе выступают, играют первые квартирные концерты, вместе записываются. Впрочем, участие Янки в Егоровых альбомах не было равноправным. Возможно, что Егор просто не осознавал масштаба Янкиного таланта, силы ее песен. Иначе, зачем было так упорно впихивать ее в свои проекты в качестве прослойки между песнями? В итоге Янкина деятельность того периода (да зачастую такое случалось и позже) ограничилась лишь незначительными вкраплениями в альбомы ГрОба: стишок в "Тоталитаризме", песенка "Печаль Моя Светла" в "Некрофилии", каверы советских песен - "Ничего Не Вижу", "Белый Свет", подпевки, металлофон, "Нюркина Песня". Одну написали вдвоем ("В Каждом Доме"), одну вдвоем спели ("Деклассированным Элементам"). Но гораздо сильнее проявилось неравноправие в том, что Летов фактически диктовал Янке, как ей писать ЕЕ альбомы - делал и записывал он их исключительно на свое разумение.

В апреле 1987 года состоялся рок-фестиваль в Симферополе. Янка и Егор там не выступали, но присутствовали. Группа знакомится с Ромычем Неумоевым (Инструкция по Выживанию), который приглашает их посетить Тюмень. Во время путешествий по стране Янка знакомится в Питере с Фирсовым и Соколковым (известный также, как "Начальник", директор знаменитой котельной, где работали Цой, Башлачев и другие рокеры), которые впоследствии немало помогли ей в концертной деятельности и записи альбомов, квартирников. Примерно в то же время состоялись концерты ГО в различных городах, где Янка также не пела, но ездила вместе с Егором.

В начале 1988 г. опять-таки при содействии Егора был создан проект Великие Октябри (название было придумано самой Янкой в спешке, и оказалось потом не вполне удачным). Отец все время очень удивлялся способности Янки "командовать" парнями. И интересовался, чем все-таки занимается Янка. Он был на двух концертах Яны, и ему очень понравилось, так как он получил возможность узнать, чем живет его дочь, ведь в семье она была довольно скрытной.

Одевалась Янка просто и скромно, почти не пользовалась косметикой, была весьма непритязательна в быту. На наряды денег не было, да и не обращали тогда на одежду большого внимания. Зато обожала всякие бисерные фенечки, кожаные шнурочки, сама плела их и щедро раздаривала друзьям. Прическа - всегда одна и та же: длинные распущенные волосы… Какая она была - Янка? Все вспоминают ее, как человека чрезвычайно простого и приятного в общении, добрую, веселую и контактную девчонку, очень энергичную, заводную, временами немного странную, но всеми любимую. Никакой заносчивости, "звездной болезни", ощущения собственной исключительности, свойственного многим рокерам. Янка была из тех людей, которым искренне рады в любой компании. В любом городе, куда бы она не приезжала, тут же находились люди, наперебой предлагавшие ей ночлег, еду, всевозможную помощь…

Первая акустическая запись - "Не Положено" была сделана в Омске и относится к октябрю 1987 - январю 1988. Из-за краткости альбом почти не распространялся или имел хождение в качестве дописок. Примерно в 1990 году Егор Летов, не советуясь с Янкой, дополнил запись различными акустическими версиями ее песен. Впрочем, Янка категорически открещивалась от этого пиратского варианта, и издан он был лишь после ее смерти. Альбом "Не Положено" - одна из лучших записей Янки - почти акустика, Летов только немного подыгрывал на электрогитаре. Первое публичное Янкино выступление - на первом Фестивале Альтернативной и Леворадикальной музыки в Тюмени, в ДК Нефтяников (24-26 июня 1988 года), в составе Великих Октябрей - Игоря "Джеффа" Жевтуна (гитара) и Евгения "Джексона" Кокорина (барабаны - его отвратительные профессиональные качества вспоминают практически все, кто хоть раз слышал). Однако, по воспоминаниям Артура Струкова "Янка пела акустику - для нее это был дебют на сцене, после квартирников". Что же было там на самом деле - акустика или электричество - неизвестно (запись не найдена). Мнение очевидца: "Уральские баллады о тусовочной жизни современной девушки хиппи. С панк-роком ничего общего не имеет". А вот характеристика Егора: "Баба-панк, к хиппизму отношения не имеет, чистый панк, агрессивный".

За две недели до фестиваля с тем же составом музыкантов писался тюменский бутлег "Деклассированным Элементам" - в местной "полустудии", на магнитофон "Сатурн". Судьба сжалилась над Янкой, вышло так, что эта запись, не причислявшаяся к каноническим даже самими музыкантами, оказалась лучшим электрическим студийным воплощением песен Янки. Альбом был записан на одном дыхании, без звукорежиссера, с минимальными техническими условиями.

Этим же летом в Крыму Янка сдружилась с Ником Рок-Н-Роллом. Впоследствии Ник становится одним из самых близких Янкиных друзей. 1 августа 1988 года - концерт в Кургане с Инструкцией по Выживанию, который является, наверное, одной из лучших концертных электрических записей Янки. Осенью в Новосибирске вместе с группой Закрытое Предприятие были записаны 3 песни, вошедшие впоследствии в качестве бонус-треков в альбом "Деклассированным элементам".

Осенью Янка с Егором попадают в Питер на первые квартирники, где уже ждали известного по самописным альбомам Летова. Зрители получали в качестве приложения Янку, и все всегда были потрясены ее песнями, ее талантом. В Москве - та же реакция: "Духовно анемичная, изверившаяся Москва ходила на Янку, как куда-то в эпоху Возрождения, дивясь в ней той силе чувств, которую не видела в себе", - вспоминает Гурьев. После 88-го года - и чем дальше, тем заметнее - стихи и песни становятся все более темными, неконкретными, тяжкими. Многие - в мужском роде. И все больше о смерти: карнизы, падения и многоэтажки. Хотя Янка и мало говорила о Башлачеве (что подтверждает ее скрытность), общение с ним, по воспоминаниям друзей, оставило сильный след в ее душе, она очень тяжело переживала его самоубийство. Возможно, что и перемены в ее творчестве были связаны с его гибелью. Но, по мнению других, роковой перелом наступил после самоубийства гитариста ГО Димы Селиванова.

Январь 89-го, 28 число - первые публичные концерты в Москве, в ДК МАМИ: сначала Летов в электричестве, потом Янка с ГО, белый свет в зале, обдолбанные пункера, урбанистический концерт. Тогда же, в Питере, в это время французскими журналистами снимается фильм о рок-жизни в Советском Союзе. Питерский концерт Янки и Егора входит в этот фильм. К сожалению, этой записи, похоже, в России не сохранилось. При помощи Анатолия Соколкова, пытавшегося как-то помочь музыкантам обрести официальную "крышу", ГрОб и Янка вступают в Ленинградский рок-клуб, но так до конца и не приживаются в нем. Почти все питерские музыканты инстинктивно отторгают чуждое и непонятное им. Дружеские отношения сложились только с музыкантами Аукцыона.

В начале 1989 года - акустическая запись на две гитары с Летовым, сделанная по желанию Летова дома у Фирсова специально для русской эмиграции в Париже, в 95-м переизданная под названием "Продано!". Тогда же делалась и акустическая запись самого Летова "Русское поле экспериментов". Вскоре после записи Летов по неизвестным причинам отказался от этих альбомов и потребовал исключить их из дискографии ГО и Янки. Однако, потом смягчился и дал им "право на жизнь", скромно именуя их бутлегами. И на том спасибо. В 1990-ом Егор распотрошил эту Янкину запись, добавив несколько песен из нее к "Не Положено" (тот самый вариант, так возмутивший саму Янку).

Январь-февраль 1989 года - квартирники в Москве (один из наиболее известных записан Олегом Ковригой и издан под названием "Акустика", а позже переиздан с добавлением редких записей из частной коллекции Алексея Маркова, как "Красногвардейская" - по названию близлежащей станции метро). В конце февраля в Харькове состоялся фестиваль "Рок против сталинизма". Янка не участвовала в программе, но поехала за компанию. 28 февраля Летов, Янка и Александр Чернецкий (группа Разные Люди) играют квартирник, выступление Янки на котором недавно издано московским "Отделением Выход". У Алексея Коблова сохранилась и полная запись того концерта (наиболее широко распространена 90-минутная запись выступлений Егора и Янки). Хочется надеяться, что когда-нибудь этот концерт будет издан целиком.

23 июня - маленький сейшен у Чернецкого в Харькове. Осталась 90-минутная запись, на которой Янка, Чернецкий и харьковский музыкант Коча (Сергей Кочерга) по очереди поют свои песни. В отличие от совместных концертов с Летовым, запись поражает своей естественностью, легкостью и отсутствием того характерного надрыва в голосе Янки в присутствии Егора (это очень заметно в сравнении, например, с концертом 28 февраля).

В том же 1989 году, в июле-сентябре при активном участии Егора Летова записываются первые "официальные" и (что немаловажно) признанные таковыми самой Янкой электрические альбомы "Ангедония" и "Домой!". Янка бунтовала, Егор гордился результатами своих трудов - мол, вышел не "бессильный бабий плач", а крутой панк, без "эстетства и утонченности", и без презираемой Егором жалости к миру. Но эта жалость все равно никуда не делась оттого, что чистый Янкин голос был заглушен шумом и скрежетом "фирменного" грязного звучания Летова и компании. Но вряд ли она сделала хоть одну запись так, как хотелось ЕЙ САМОЙ, от начала до конца свободно. В какой-то степени это удалось только в "Продано" да в нескольких концертах, которые, собственно, и не предназначались для широкого распространения.

Безумно обидно, что нет практически ни одной электрической записи, где инструменты звучали бы адекватно Янкиным песням, не портили бы их, не заглушали, а наоборот, выгодно оттеняли и делали еще лучше, еще выразительнее... Мы уже никогда не узнаем, зачем она уступала - из женской мягкости, из боязни потерять уважение Егора и возможность сотрудничать с ним? А может быть, искренне верила, что именно таким и должен быть настоящий панк? Ведь не отказывалась же от этих альбомов (как это было с "Не положено" и "Делассированными Элементами", считая их ученическими, несовершенными). Зачем пыталась быть басисткой в Обороне, зачем убеждала себя (а Летов - других), что она панк-певица? Многие теперь рассуждают, какова была бы Янка без Егора? Наверное, он ей многое дал. И, наверное - не меньше отнял. Можно только гадать, что бы получилось, играй Янка с Саш-Башем, или с Дмитрием Ревякиным, или с Инструкцией по Выживанию. Почему-то кажется, что любой из этих вариантов был бы лучше. Но Янка выбрала именно Егора, и, несмотря на постоянные ссоры и размолвки, так и не порвала с ним полностью до самого конца. Непонятно, насколько ее устраивало или не устраивало вмешательство Летова в запись ее альбомов, но дальше она хотела работать уже самостоятельно, собрать свою группу. Такие попытки несколько раз предпринимались, но реально из этого ничего не получилось. В немалой степени из-за нежелания Егора.

В разных городах начинают ходить по рукам записи, в основном акустические. Янка становится известной не только в андеграундных кругах, но от официальных записей отказывается. Примерно в это же время песни Янки начинают потихоньку появляться на радио, преимущественно, на молодежных станциях: "От большого ума", купированный вариант "Гори-Гори ясно". Вряд ли сама Янка знала об этом, и вряд ли кто-то спрашивал ее разрешения. В Лондоне известный ведущий радио ВВС Сева Новгородцев также включает ее песни в свои программы.

Параллельно в 1988-1990 гг. Янка участвует в дочернем проекте Егора Летова Коммунизм. Проект был полностью студийным. Группой было записано около 10 альбомов, в нескольких Янка поет свои и чужие песни, подыгрывает на металлофоне,подпевает Егору. Некоторые песни вошли в сборник лучших песен Коммунизма из 4-х кассет, "Нюркина песня" - в альбом "Стыд и срам", еще кое-что - в сборники "Я Оставляю Еще Пол-Королевства" (1992) и использовано Джулианом (группа ДАР, Москва) для сборника ремиксов "Столетний Дождь" (1993).

Год 1990 открылся череповецкой "Рок-Акустикой" (12-14 января). Аудизапись была уничтожена по просьбе Янки в ночь после концерта - Янка не хотела попасть в фестивальный сборник, планировавшийся к изданию "Мелодией". Видеозапись Янкиного выступления 13 января сохранилась и была недавно издана на питерской студии "Манчестер Files". Мнения обо всех, кто там играл, весьма разнородны, о Янке - однозначны: "...как живительная влага для искаженной и опаленной солнцем земли. Ее голос вливался в вены, пульсировал внутри, разгоняя кровь и очищая душу от тех фекалий, которыми загружает нас окружающий социум". "Ты, Янка - большая река" . Это не пророчество, это о песнях.

20 февраля - мемориал Башлачева в Питере, в БКЗ "Октябрьский", записанный, изданный и разобранный по полочкам. Чуть ли не единственное выступление Янки в столь официальном мероприятии. Опять с Летовым (и опять после Летова! - он всегда настаивал на таком порядке), опять мало песен - всего три. Зима-весна - серия квартирников в Москве и в Питере, в Кирпичном переулке - Летов-Янка-Олди (Олди пел только на одном из квартирников). 9-10 апреля 1990 - концерты с Летовым в Киеве - последние (из известных) совместных их выступлений. В мае у Летова возникает идея записать в рамках Коммунизма что-то типа нынешних "Старых Песен О Главном", куда вошли бы уличные блатные песни с привлечением к этому проекту Янки. Но этому замыслу так и не суждено было сбыться. В этот период Янка жила преимущественно в Новосибирске, много времени проводила у своих друзей в общаге Новосибирского университета, где собиралось немало интересных личностей. Одной из них, близкой подруге Янки - Юле Шерстобитовой из Томска (вокалистка группы Некие Стеклянные Пуговицы) посвящена песня 1987 года "Я оставляю еще полкоролевства".

Янка снова приезжает в Иркутск. Первый концерт, как и полтора года назад, в Ангарске (организаторы - ТОМ) в ДК "Энергетик". Снова технические накладки - на второй песне зафонил микрофон, чтобы не прерывать песню, Янка опустилась на колени и допела в таком положении. Потом попросила сделать перерыв - свело руку.

В ноябре 1990 года Янка играла в Иркутске, библиотека на улице Трилиссера - последний из сохранившихся в записи концертов Янки. Редкий случай, когда Янка изменила своему правилу не отвечать на вопросы (среди сохранившихся записей - это единственная подобного рода). Между песнями - ответы на записки из зала. Живая непосредственная запись, непринужденное общение со слушателями. Новые на тот момент песни, а также редко исполняемые "Пауки В Банке" и "Нюркина Песня". 3 песни из этого концерта вошли в Летовскую компиляцию альбома "Не Положено", одна песня в альбом "Стыд и Срам". По свидетельству очевидцев концерт был потрясающий, впрочем, как и все предыдущие выступления в Иркутске и Ангарске. Народу набился полный читальный зал, слушатели сидели на полу, вплотную придвинувшись к Янке. После концерта долго не расходились. Сама Янка тоже выглядела радостной и возбужденной.

В феврале 1991 года Янка с Нюрычем снова приезжают в Иркутскую область. Организаторам не удалось своевременно выбить помещение для концертов. Янке пришлось задержаться на некоторое время, в течение которого она жила у друзей то в Иркутске, то в Усолье, то в Ангарске). Из-за этой задержки у Янки срывалась запись ее новых песен в Новосибирске, - там были уже оговорены сроки, найдены музыканты. В конце концов, было найдено место для нескольких выступлений Янки в читальных залах иркутских библиотек: имени Иосифа Уткина и на ул. Триллисера. Впрочем, по прошествии времени никто толком теперь не может вспомнить, состоялись ли эти концерты, были ли они записаны (хотя известны имена фотографа и того, кто должен был делать записи). В любом случае, записей этих найти не удалось, возможно, и были какие-то акустические концерты Янки в 1991 году, но о них ничего неизвестно - последним известным (и записанным) остается концерт в Иркутске в октябре 90-го.

В конце февраля Янка уехала в Новосибирск. Запись новых песен все же состоялась - в общежитии НЭТИ на Красном проспекте возле метро "Заельцовская" она записала в акустике четыре песни, в которых боль буквально хлещет через край - "Выше Ноги От Земли", "На Дороге Пятак", "Про Чертиков", "Придет Вода". Песни удивительно емкие, многогранные, полные жутких образов, с плотным и тяжелым саундом (это заметно даже в акустике). Записывал песни Игорь Краснов. И кажется теперь неудивительным, что эти песни оказались последними. Что еще можно спеть после такого?

Тем временем у Янки начинает прогрессировать депрессия. Она почти перестает писать песни и стихи, прекращает давать концерты, замыкается в себе. По словам ее отца, это началось еще в феврале 1990 года, после возвращения с московского и питерского концертов памяти Саши Башлачева, гибель которого в свое время сильно выбила Янку из колеи. Что произошло с Янкой там - в Питере, в Москве, какие мысли догнали ее спустя 2 года после трагедии с Сашей?.. В 1991-ом она все чаще уединялась в своей комнате, на все вопросы отвечая: "Мне не о чем говорить". Почти все время Янка проводит дома, лишь изредка встречаясь со старыми друзьями. В марте по свидетельству Кузьмы Рябинова она последний раз виделась со своими соратниками по ГО и Октябрям в Омске.

Отношения Янки с Егором Летовым становятся все хуже, первые ссоры на почве разного подхода к творчеству и к жизни вообще, начались еще в 1988 году. Тем не менее, они изредка встречаются, периодически вместе проводят концерты и помогают друг другу в записях. Однако можно заметить, что, начиная с лета 1990 года, все концерты, в которых выступала Янка, проходят без участия Егора. Тандем распался. Постепенно отойдя от Егора, Янка почти перестает общаться и с остальными своими товарищами, с которыми вместе работала. В какой-то момент она осталась практически одна. Начинает тяготеть к сольным выступлениям, к акустике.

Не секрет, что Янка была долгое время в гражданском браке с Егором Летовым, вероятно, они любили друг друга. Но в последний период Янка уже не была вместе с Егором. Примерно в 1990-ом году в ее жизни появился другой человек, Сергей Литаврин, учившийся в Новосибирском университете и живший в общежитии, некоторое время они жили там вместе с Янкой. Тем временем отец Янки женился и вместе со своей новой женой, Аллой Викторовной, начал отогревать Яну. Она сильно увлеклась российским фольклором, разучивала массу народных песен (она и всегда их любила, часто пела на различных тусовках), читала много книг. В общем, постепенно отходила.

На конец весны некими организаторами из Сибири планировался Янкин совместный с БГ и Калиновым Мостом тур по городам Золотого Кольца, Русского Севера, ждали ее и напервых московских "Индюках". Но на дверях ДК Русакова висел огромный плакат "Летова не будет!", а о Янке передавали друг другу: у нее жуткая депрессия, приезжала в Москву, пролежала сутки на кровати лицом к стенке и уехала домой... Домой.

Наступил май 1991 года. Семья выехала на дачу на первомайские праздники, а потом и на День Победы. Вот тут-то и свершилось то, чего никто не ждал. Янка очень стеснялась курить при родителях и все время уходила в лесок неподалеку от дома. После ужина, примерно в 8 часов, она опять ушла в лесок и долго не возвращалась. Ее пошли искать, но не нашли. Перед этим она поругалась с близкими, поэтому решили, что она уехала в город, как часто бывало. Утром отец, приехав в город, обзвонил всех Янкиных знакомых, обошел все места, где могла быть Янка, но поиски результатов не дали. Кто-то из ее друзей сообщил в Москву - пропала Янка! Тревогу подняли в Москве, не дома. В Новосибирск звонил художник Кирилл Кувырдин, ему отвечали, мол, с ней так бывает: ушла, погуляет, вернется. Среди многочисленных обожателей и поклонников у Янки не оказалось по-настоящему близких людей, которых бы встревожило всерьез ее исчезновение. Потом журналист "Комсомольской правды" Щекочихин, толком и не знавший, кто такая Янка, достал по каким-то своим каналам новосибирскую милицию, которая стала искать.

Янку нашли только 17 мая. Нашли рыбаки в реке Иня возле станции "Издревая". По другим сведениям это произошло у станции "Иньская" (отец, С.И. Дягилев) или "Новородниково" (музыкант, А.И. Рожков). Похоронили ее на Заельцовском кладбище Новосибирска рядом с сыном Аллы Викторовны, Сергеем Шураковым, погибшим за три недели до Янки. Похороны состоялись в узком кругу друзей, родных и музыкантов. Летов превратил их в саморекламу, все сводил к своей философии, музыке, а не о погибшем человеке говорил. Были и пляски, и наркотики, и крики Егора о том, что смерть Янки - жизнеутверждающая, и потому не надо слез и поминаний, нужно веселиться и радоваться жизни. Можно только представить, каково это было видеть янкиным родным, да и всем тем, для кого ее смерть не была "жизнеутверждающей".

Следствие пришло к выводу, что это либо несчастный случай, либо самоубийство. Много было написано о фатальном участии в Янкиной судьбе Егора Летова. Ник Рок-н-Ролл, открыто обвинял Егора в ее смерти в нескольких статьях и в передаче Радио России "Тихий Парад" в 1991 году. Впрочем, это утверждение спорно. Теперь Егор пытается представить Янку солдатом, погибшим за его дело на его идеологическом фронте.

По неподтвержденным данным, когда было найдено тело Янки, на затылке была большая проломленная рана, а в легких не было воды. Если это правда, то означает лишь одно: смерть наступила еще на берегу. Среди друзей до сих пор ходит версия об убийстве: есть те, кто говорит, что у друзей были весьма серьезные основания подозревать в этом конкретного человека, знакомого Янки. Кто знает?.. Следствие сочло, что нет основания для "уголовной" версии этой трагедии, дело было закрыто. Смерть Янки так и осталась тайной. Трагедия состояла не только в гибели Янки, но и в том, что она однозначно объяснялась многими как самоубийство. До сих пор многие даже не знают о других возможных версиях. Немалую лепту в эту легенду внесли ее бывшие соратники, считавшие (и считающие), что другого выбора у нее, по большому счету, просто не было.

При жизни не вышло ни одной пластинки Янки, ни одной кассеты, изданной промышленным тиражом. Интервью она не давала принципиально. Слишком большое значение придавала сказанному Слову, и не хотела раскидывать малозначащие фразы в угоду журналистам. Все янкины интервью можно пересчитать по пальцам одной руки, да и те, что чудом дошли до нас, были скорее, не интервью, а беседами, разговорами в кругу товарищей. В настоящее время издано значительное количество записей Янки, переизданы все ее альбомы, полностью изданы все найденные видеозаписи. В 1998 году усилиями питерских журналистов Екатерины Борисовой и Якова Соколова (известного также, как рок-бард Я-Ха) вышла книга "Придет Вода" - сборник статей и воспоминаний знакомых о Янке. В 2001 году вышло второе, дополненное издание этой книги под названием "Янка".

Дискография:
1. Не положено 1987
2. Деклассированным элементам 1988
3. Домой! 1989
4. Ангедония 1989
5. Продано! 1989
6. Стыд и срам 1991

Оставить комментарий
Закрытая новость. Невозможно добавлять комментарии в закрытую новость